Начнут ли выдавать даркон новым репатриантам?

Израиль является одной из немногих стран в мире, где статус гражданина опережает статус резидента. Если для получения, например, американского гражданства нужно сначала много лет жить в Америке, то новый репатриант становится гражданином Израиля, вступив на Святую землю (предварительно пройдя необходимые процедуры в консульстве).

С другой стороны, Израиль является, вероятно, единственной страной в мире, которая выдает разные виды проездных документов своим гражданам. Подчеркнем — именно гражданам. Один вид загранпаспорта называется на иврите — и уже на русском — даркон, а на английском — Passport. Другой на английском называется Provisional Passport, а в русском укоренилось название «лессе-пасе». Уроженцам Израиля и тем, кто прожил в Израиле много лет, выдается даркон. Новым репатриантам, а также тем репатриантам, которые получили гражданство давно, но еще не перенесли центр жизненных интересов в Израиль, выдается лессе-пасе.

Даркон обеспечивает безвизовый въезд практически во все страны, с которыми Израиль подписал соглашение о безвизовом въезде. Лессе-пасе дает безвизовый въезд примерно в 60 стран, включая все страны континентальной Европы.

Вопрос, не является ли дискриминацией выдача новым репатриантам и тем, кто не проживает в Израиле постоянно, другого вида загранпаспорта, поднимался не раз как в судах, так и в Кнессете. Суд поддерживал политику МВД, а в парламенте депутатам от русскоязычных партий, чей электорат является основным пострадавшим от политики МВД, до недавнего времени не удавалось сдвинуть камень с места.

8 марта 2017 года забрезжил свет в конце законотворческого туннеля: парламент Израиля принял в предварительном чтении поправку к Закону о паспортах, согласно которой МВД не сможет отказать в дарконе новому репатрианту только потому, что тот еще не пустил корни в Израиле.

Я не хотел комментировать законопроект Одеда Форера и Юлии Малиновской, депутатов от партии «Наш дом Израиль», и совсем не потому, что я имею что-то против него. Я знаю по опыту, как долог и тернист путь от законопроекта до закона. Однако видно, насколько эта тема актуальна для русскоязычного сообщества — как в России, так и в Израиле, и некоторыми соображениями я решил поделиться уже сейчас.

Начнем с краткого экскурса в историю: Закон о паспортах гласит, что израильские граждане имеют право на получение даркона. В 2002 году в закон была внесена поправка, позволяющая министру внутренних дел выдавать израильским гражданам лессе-пасе вместо даркона, в случае если они «не пустили корни в Израиле». Так были законодательно закреплены решения Верховного суда по делам Лучанского и Патронюка. В этих делах Верховный суд утвердил право МВД не выдавать — или не продлевать — дарконы новым репатриантам, которые не живут в Израиле. В деле Патронюка МВД представлял молодой, но подающий большие надежды адвокат Шай Ницан. Нынешний генеральный прокурор Израиля, к слову.

Эта политика уходит корнями в 1964 год, когда израильский совмин принял эпохальное решение за номером 303: новоприобретенное израильское гражданство является необходимым, но недостаточным условием для получения даркона. Причиной ужесточения политики выдачи дарконов был переезд румынских евреев через Израиль в Германию. Спустя двадцать лет после Холокоста такой транзит воспринимался в Израиле очень болезненно, по понятным причинам.

В 1995 году в деле Патронюка — через 30 лет после указанного события! — МВД выдвигало два аргумента. Во-первых, Израиль противится репатриации с целью получения даркона. Во-вторых, выдача дарконов тем, кто не проживает в Израиле, может привести к нарушениям визовых режимов стран-партнеров, в результате чего последние обидятся и отменят возможность безвизового въезда для израильтян. Следовательно, пострадают и «правильные» израильтяне, проживающие в Израиле.

Очевидно, что тезис МВД о вероятном систематическом и широкомасштабном нарушении сроков безвизового режима и «зависании» в качестве нелегала в западноевропейских странах уже в середине девяностых не очень соответствовал действительности. Сегодня же он вообще сопоставим по степени абсурда с полицейскими байками о том, что дарконы жизненно необходимы русским уголовникам. Поменялись и обстоятельства, и времена, и нравы.

Проблема усугубляется тем фактом, что МВД не публикует четких правил касательно условий получения и продления даркона. В одном из дел, которые я вел против МВД, сотрудница генпрокуратуры не просто призналась, что подобные директивы существуют только в устной форме, но и с пеной у рта отстаивала необходимость сокрытия критериев от широкой общественности. По ее словам, если бы они были письменными и публичными, люди могли бы… под них подстраиваться. Аргумент, что в демократической стране не может существовать неписаных директив, никакого впечатления на мою визави не произвел.

Обобщить практику выдачи дарконов можно следующим образом. Новый репатриант, проживший в Израиле год после репатриации, получает даркон на пять лет. В течение этого времени МВД проверяет, заслуживает ли он «высокого звания» резидента Израиля. По нашему опыту, новый репатриант, проживший в Израиле три года из пяти (из любых пяти, не обязательно из первых), в конце концов получит даркон: либо мы убедим в этом МВД по-хорошему, либо через суд — по-плохому.

Однако вернемся к законопроекту. Меня пугает легкость, с которой министр внутренних дел — от религиозной партии ШАС — согласился его поддержать. Возможны несколько сценариев развития событий. Четыре пессимистичных и один оптимистичный.

Пессимистичный вариант номер один: законопроект затеряется по дороге и так и не станет законом. Нынешнее согласие министра внутренних дел, увы, не гарантирует, что в случае изменения конъюнктуры он не захочет отыграться на русскоязычных репатриантах, которые не составляют его электорат, и на их представителях в Кнессете.

Пессимистичный вариант номер два: законопроект будет принят, но его текст — и, соответственно, смысл — будет выхолощен.

Пессимистичный вариант номер три: законопроект будет принят в нынешней версии, но будет выхолощен его смысл. Например, МВД будет выдавать даркон новым репатриантам не через год, а немедленно, но — на один год. Или на полтора. Ладно, на два. При этом МВД будет скрупулезно подсчитывать, достаточно ли времени они провели за этот период в Израиле, и в зависимости от этого продлевать даркон — или выдавать лессе-пасе. В этом случае под ударом окажутся в первую очередь бизнесмены, которые вынуждены делить свое время между несколькими странами, не оседая в Израиле. МВД определенно увидит в этом проступок, который карается отлучением от даркона. Конечно, нормативы пребывания в Израиле, необходимого для продления даркона, будут непубличными, и снова русскоязычные новые репатрианты будут чувствовать, что их дискриминируют, и им будет нечего ответить.

Безусловно, возможен и оптимистичный вариант развития событий: государство перестанет, наконец, делить своих граждан на первый и второй сорт и начнет выдавать дарконы на общих основаниях, делая «точечные» исключения только для тех, например, кто регулярно теряет даркон или совершает с помощью даркона какие-то неблаговидные деяния. Такой унификацией государство избавит себя от сложных дилемм, чиновников МВД лишит полномочий, но освободит им массу времени, а нам, адвокатам, это несколько сократит объем работы. Я переживу. Только в этом варианте можно надеяться, что даркон смогут получить не только «новые» репатрианты, но и репатрианты «старые».

Вы, вероятно, думаете, что я забыл про четвертый пессимистичный вариант… Увы, не забыл. И, увы, он самый пессимистичный. Предположим, что партии НДИ удастся напрямую закрепить в законе, что министр внутренних дел не имеет права отказать в дарконе новому репатрианту. К сожалению, в этом случае МВД может просто «передвинуть линию фронта», серьезно ужесточив репатриационную политику. Я очень опасаюсь, что МВД рассудит примерно так: «Вы заставили нас выдавать даркон каждому репатрианту?! Никаких проблем, мы перестанем давать гражданство Израиля тем, кому мы не выдали бы даркон». То есть всем «слишком» успешным — бизнесменам, топ-менеджерам, любителям попутешествовать, известным и богатым… Как обычно, время покажет.

08.06.2018

Понравился материал? Подпишись на рассылку!



вернуться ко всем статьям

Получить консультацию

не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен