Форс-мажор как следствие коронавируса. Как исполнять договорные обязательства в новой ситуации?

Форс-мажор как следствие коронавируса. Как исполнять договорные обязательства в новой ситуации?

Глобальная вспышка коронавируса и принятые меры по борьбе с эпидемией ударили практически по всем сферам бизнеса. В создавшейся беспрецедентной ситуации полной приостановки финансовой деятельности огромное количество заключенных раннее договоров будет нарушено. Серьезные проблемы с выполнением обязательств возникают в сфере международных поставок, производства, аренды, недвижимости и проч.

Мы не верим в прекраснодушные прогнозы о том, что после грозы придет старший брат в лице правительства и простит нам грехи наши. Государство вряд ли будет вмешиваться во внутренние отношения между частными лицами и компаниями.

Коронавирус как форс-мажор?

Назревает вопрос, может ли возникшая из-за коронавируса ситуация считаться форс-мажором (обстоятельствами непреодолимой силы) и освободить от обязательств по договору.

При составлении контрактов адвокаты обычно включают в текст общее положение о форс-мажоре (на иврите: «коах эльон»). Однако по давней традиции, многократно подтвержденной в израильской правоприменительной практике, на деле суды очень редко освобождают от договорных обязательств по причине форс-мажора. Закон о контрактах, в его исполнительной части об инструментах правовой защиты, содержит следующее положение:

"А. Если договор нарушен вследствие обстоятельств, о которых нарушитель не знал и не мог знать при заключении контракта и которых не мог предусмотреть и избежать, и вследствие этого договор не может быть исполнен либо договорные обязательства могут быть выполнены с существенным отклонением от условий контракта, факт нарушения не послужит основанием для компенсации.

Б. В ситуациях, упомянутых в п. А, суд вправе предписать контрагенту (стороне договора – Э.Г. и А.Б.) возвратить второй стороне полученные от него суммы или товары, заплатить их стоимость в эквиваленте и обязать нарушителя компенсировать адекватные расходы, которые понесла пострадавшая сторона. Решение такого рода должно быть соразмерно обстоятельствам на усмотрение суда и, принимая его, суд должен руководствоваться чувством справедливости".

В переводе на человеческий язык - закон позволяет суду в определенных ситуациях признавать невыполнение договорного обязательства допустимым либо назначать потерпевшей стороне лишь частичную компенсацию. Все на усмотрение судьи.

Но закон законом, а древо жизни пышно зеленеет. На деле израильские суды крайне редко применяли форс-мажор и освобождали нарушителей от правовой ответственности за невыполнение обязательств. Практикующие адвокаты знают прецеденты конца 1970-х и начала 1980-х, согласно которым в Израиле даже война не подпадает под определение форс-мажорных обстоятельств, поскольку война в нашем неспокойном регионе своего рода норма. Поэтому ничего неожиданного и непредвиденного в военных действиях нет и, с точки зрения израильского контрактного права, быть не может. Суды отказывались применять форс-мажор и в таких ситуациях, как стихийные погодные условия в аграрных сделках (у агронома, как известно, четыре беды: весна, лето, осень, зима). Между тем здравомыслящим судьям со временем начали попросту надоедать деревянные формулы о том, что форс-мажора у нас нет, как в СССР – секса, и за последние десятилетия было вынесено несколько решений, в которых суд признал военные действия, серьезное душевное заболевание и экспроприацию земли обстоятельствами непреодолимой силы. Но это все же исключения из общего правила.

С коронавирусом, однако, история принципиально новая. Всемирная организация здравоохранения официально объявила пандемию, а несколько недель назад Международная Торговая Палата (ICC) обнародовала документ, в котором внесла поправки и изменения в положения о форс-мажоре с учетом коронавируса. «Это наш ответ на пандемию COVID-19. Мы обновили оговорки о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств, чтобы помочь бизнесу, в особенности среднему и малому, адаптировать международные контракты к таким ситуациям, как сегодня», - отметила Генеральный секретарь ICC Russia.

Позиция ICC – авторитетный источник для толкования коронавируса как форс-мажорного обстоятельства. Можно предположить, что отношение израильского суда к вызванной пандемией беспрецедентной ситуации изменится и судьи в целом будут всерьез рассматривать доводы о форс-мажоре.

Но это еще не означает, что все без исключения нарушители будут «амнистированы» и освобождены от договорных обязательств. Коронавирусный форс-мажор - лишь аргумент, который можно привести в оправдание того или иного поступка, но каждый случай и каждое соглашение будут рассматриваться судами в индивидуальном порядке с учетом поведения сторон до, в процессе и после кризиса, характера договорных отношений, предмета сделки, особенностей конкретного рынка и проч.





06.04.2020

Понравился материал? Подпишись на рассылку!



вернуться ко всем статьям

Получить консультацию

не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен