Израильская
русскоязычная
адвокатская
коллегия

Адвокат
Эли (Илья)
Гервиц

Мое слово – закон!

Рубрики

Рассылка

адвокатской коллегии Эли Гервиц

А давайте дербанем Китай!

А давайте дербанем Китай!

Я решил опубликовать этот материал, поскольку и в российскую прессу уже просочилась информация о том, что в Израиле было подано два представительских иска против Китая: один на 100 миллиардов шекелей, другой на 180 миллиардов, с требованием возместить ущерб, нанесенный коронавирусом. Такие иски были поданы и в Соединённых Штатах Америки, но там требования достигают уже триллионов долларов.

Наша коллегия в эти дни получает много обращений с вопросом о том, как можно поучаствовать в этом «празднике жизни» и присоединиться иску. Чтобы не отвечать каждому по отдельности, что противоречит самой философии представительского иска, в этой статье я постараюсь коротко ответить всем сразу.

В первую очередь, надо разобраться с терминологией, и не путать представительские иски с групповыми.

Групповой иск — это давно распространенная в юридической системе и понятная форма. Представьте себе, едут в автобусе 50 пассажиров, автобус резко тормозит, и 10 пассажиров, не удержавшись, падают, в результате кто-то из них получает ушибы или даже переломы. В этой ситуации есть логика в том, чтобы все пострадавшие объединились, обратившись к одному адвокату, и он от их имени подаст групповой иск. Представляя по отдельности каждого клиента, он станет доказывать размер его личного физического ущерба, но при этом имеет смысл рассматривать этот иск как групповой; и даже если все пострадавшие в аварии пойдут к разным адвокатам, то с точки зрения экономии ресурсов судебной системы все равно логично объединить все дела вместе. Например, вопросы ответственности или халатности в действиях одного и того же водителя одинаковы для всех дел по данному инциденту, и тратить время десяти судей там, где можно потратить время одного, не резонно. Это и называется групповым иском, где каждый отстаивает исключительно свои интересы, но в рамках группы.

Представительский иск — это относительно новый инструмент, ему не сотни, а десятки лет, и его философия прямо противоположна. В рамках представительского иска человек обращается в суд с заявлением о том, что он хочет отстаивать не только свои интересы, но и интересы большой и часто неопределенной группы пострадавших. И хочет он это сделать потому, что по отдельности пострадавшие подавать иск не могут или не станут, так как личный ущерб каждого из них слишком мал. У представительского иска есть два очень важных отличия от группового: для того, чтобы подать в суд обычный иск, вам согласия суда не нужно, вы обращаетесь в суд, который по умолчанию обязан ваш иск рассмотреть. Для представительского иска ситуация обратная – вначале вы должны обратиться в суд и испросить разрешения не только представлять свои интересы по личному иску, но и распространить результаты этого вашего личного иска на всех отсутствующих участников процесса. На английском это разница между opt-in и opt-out. Для того, чтобы решение суда распространилось на вас при групповом иске, вам нужно весьма активно сообщить суду о своем желании к этому иску присоединиться. При представительском иске все наоборот – вам нужно сообщить о своем нежелании, чтобы на вас распространялось решение суда по такому иску. Если вы этого не сделаете, то по умолчанию считается, что согласны с решением суда, и если иск будет проигран, то вы уже не сможете предъявить претензию, хотя и не участвовали в процессе. Именно поэтому вначале необходимо, чтобы суд признал иск представительским.

Вторая огромная разница между представительским иском и групповым – это размер государственной пошлины: если вы подаете групповой иск на 100 миллиардов шекелей, то вам придется оплатить судебную пошлину в стандартном размере в 2,5% от суммы иска, то есть 2,5 миллиарда шекелей. Понятно, что никто не смог бы себе этого позволить.

В представительском иске размер государственной пошлины грошовый, и не сопоставим с заявленным размером иска. Учитывая, что госпошлины практически нет, истцы могут позволить себе смело подавать иск на любую сумму, понимая, что риск у них нулевой – если суд откажет им в рассмотрении, то максимум они теряют госпошлину, но зато «по дороге» приобретают известность, ведь пресса моментально реагирует на многомиллиардные иски. Вот сейчас я не называю имен таких истцов, но все-таки знаю их именно по публикациям в прессе.

Таким образом, чтобы присоединиться к этим искам, например в Израиле, жителям Израиля ничего делать не нужно. Но я должен немного охладить надежды всех желающих «дербануть» Китай – очень боюсь, что шанс таких исков на удовлетворение стремится к нулю.

Действительно, для того чтобы получить компенсацию в рамках такого представительского иска, не обязательно должен быть нанесен финансовый и легко подсчитываемый ущерб. Приведу в пример один из первых представительских исков в истории Израиля. Он был подан против израильской компании, монополиста молочной промышленности, которая решила добавлять силикон, но не в грудные импланты, а в молоко, чтобы оно дольше не скисало, и … забыла сообщить об этом покупателям. Когда же они об этом наконец узнали, некоторое их число испытало недовольство, возмущение и отвращение. Один, самый обиженный потребитель, обратился в суд с представительским иском, который передавался между инстанциями и рассматривался около десяти лет, но в конце компании-нарушительнице пришлось заплатить 55 миллионов шекелей.

С Китаем ситуация несколько иная. Во-первых, я исхожу из того, что у китайских властей не было никакого сознательного намерения создать и выпустить в свет коронавирус. Сразу ли они сообщили всем об опасности этого вируса? Нет, и очевидно, могли сделать это раньше. Но обязаны ли они были сделать это раньше – это другой вопрос. Несут ли китайские власти ответственность за совершение халатных действий по отношению к среднестатистическому израильтянину? Не факт. Доказать причинно-следственную связь между действиями китайских властей и тем, что кто-то в Израиле заболел коронавирусом, а тем более понес не физический, а экономический ущерб из-за введенных местными властями санкций, ограничений, карантинов и так далее, вряд ли возможно. Потому что ущерб чаще всего наносится не вирусом и не халатностью китайских властей, которые не сразу поспешили уведомить всю планету, а действиями локальных властей. В данном случае, например, израильских, которые, возможно, слишком жестко закрутили гайки, или, с другой стороны, американских или итальянских, которые закрутили гайки слишком поздно. Поэтому мне остается только снять шляпу перед креативностью людей, которые подали такие иски и получили свою «минуту славы». Но после того, как в Израиле уже подавали иск против Господа Бога, удивляться иску против Поднебесной вряд ли приходится.