Обмен банковской информацией

Обмен банковской информацией

30 сентября 2018 года стало эпохальной датой во многих странах. В этот день реально, не в теории, а на практике, вступил в силу, почти в полный рост, после длительного,многолетнего ожидания автоматический обмен банковской информацией, который должен сделать наш мир намного прозрачнее. И может быть в чем-то намного лучше.

Если налоговые системы являются по своей сути максимально локальными, и раньше люди могли, обманув одну страну, сохранить деньги в другой, в той, которая не имеет к ним никаких налоговых вопросов, более того, с доходов, полученных на депозитах в стране, в которой деньги хранятся, налоги платились даже, наверное, с удовольствием, то автоматический обмен банковской информацией должен свести к некому общему знаменателю локальные налоговые системы и глобальную банковскую. И сделать практически невозможным сокрытие денег, нажитых незаконным путем, в другой юрисдикции.

Закон о борьбе с отмыванием капиталов и финансированием террора, а также инструменты, которые когда-то были придуманы для борьбы с Бен Ладеном и ему подобными, сегодня ничтожно используются разными странами для борьбы с не в меру креативными в своих налоговых подходах бизнесменами. Страны забыли - или делают вид, что забыли - откуда и для чего эти жесткие меры взялись.

Мы ничего не будем говорить о деньгах, заработанных на торговле оружием, наркотиками и живым товаром. Мы в этом действительно ничего не понимаем. Сконцентрируемся исключительно на налоговых аспектах.

Много лет назад мы все думали, что есть очень чёткое, практически герметичное разделение между банкирами и налоговиками. Первые предоставляют банковские услуги, вторые борются с «налоговыми уклонистами». Сегодня мир устроен так, что эти две системы практически слились. Вернее, налоговикам удалось элегантно переложить свои полномочия на банкиров и сидеть в кресле, положив ноги на стол и покуривая сигары, надеясь, что банкиры всю работу сделают - будут вынуждены сделать - за них. И эта надежда, с моей точки зрения, совершенно не беспочвенна. Мы видим, как работают израильские банки, сотрудники которых являются сегодня самыми несчастными, забитыми, запуганными чиновниками.

Израиль тоже должен был присоединиться к автоматическому обмену банковской информацией в 2018 году, таким образом, осуществив ретроактивный обмен за 2017 год. В сентябре уже этого не произойдет.

Успеют ли мои соотечественники встать в один ряд со всеми своими друзьями по ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) хотя бы в следующем году? Честно говоря, как ни странно, не уверен. Потому что, думаю, за этот год точно не произойдет изменение, которое гарантировало бы, что Израиль к этой конвенции присоединится не только в теории, но и на практике. Потому что Израиль, вероятно, останется ... парламентским демократическим государством.

Почему в этом году Израиль не успел присоединиться к конвенции, несмотря на то, что в этом заинтересован Минфин, израильская налоговая и сам премьер-министр, который в Израиле своей доминантностью не сильно уступает доминантности Владимира Путина в России?

Почему этого не произошло? Потому что в рамках израильской системы издержек и противовесов определенные законы и подзаконные акты должны утверждаться парламентской комиссией. Не всем парламентом, а только парламентской комиссией. И вот ту самую парламентскую комиссию, которая должна утвердить подзаконные акты и директивы, которые на практике позволят автоматический обмен банковской информацией, возглавляет депутат от еврейской ультрарелигиозной партии. У него есть своя точка зрения относительно того, должен ли Закон о борьбе с отмыванием капиталов и финансированием террора и отчетность, вытекающая из этого закона, распространяться на так называемые «религиозные кассы взаимопомощи». Он считает, что эти кассы, поскольку они не коммерческие, поскольку они «святые», поскольку они никак не могут использоваться для отмывания капиталов - эти кассы нужно из-под действия закона вывести.

Израильский Минфин прекрасно понимает, что делать этого нельзя. Во-первых, это нарушает наши международные обязательства. Боюсь, Швейцария или Голландия не поймут, что такое еврейские кассы взаимопомощи, и почему для них нужно делать исключения. Во-вторых, потому что может иметь место так называемый феномен пологого склона: сегодня мы освободим кассы взаимопомощи, завтра – кооперативы, послезавтра ещё кого-то, таким образом, получив швейцарский сыр вместо закона. Поэтому израильский Минфин совершенно логично отказался выводить кассы взаимопомощи из-под действия закона. А депутат со своей стороны совершенно логично - для себя - не поднял на голосовании своей комиссии необходимые директивы. И несмотря на то, что весь Израиль хочет не только отдавать информацию про своих граждан для того, чтобы помочь в борьбе с уклонистами другим странам, но, в первую очередь, для того чтобы получить эту информацию в автоматическом режиме самому - в сентябре 2018 года этого не произошло. Вот такие издержки демократии.

Радует ли это меня, как израильского адвоката? Вы не поверите. Меня это огорчает донельзя. Я очень надеюсь, что Израиль наконец-то подключится к автоматическому обмену банковской информацией. Это моя последняя надежда на то, что израильские банки немножко успокоятся и перестанут бояться собственной тени.

Чего боятся банки? Банкам по большому счету плевать: уклоняется человек от налогов или нет. Да, конечно, никто не хочет работать с грязными деньгами, никто давно не принимает наличные. Но банки, безусловно, не считают себя функцией в глобальной борьбе уклонения от налогов. А вот американцы считают именно так. И израильские банки прекрасно помнят на институциональном уровне о штрафе в 2 миллиарда шекелей, который был «добровольно» уплачен американскому регулятору банком Апоалим, и о процессах, которые сейчас идут против двух других крупнейших банках в Америке. А на персональном уровне сотрудники помнят о поломанных на ровном месте карьерах.

Поэтому банки в первую очередь боятся зарубежных регуляторов. Да, американского боятся больше, чем российского. Но очень тяжело параллельно вести несколько разных политик в больших системах. Поэтому приходиться бояться всех регуляторов ровно так, как ты боишься самого страшного. И в момент, когда автоматический обмен банковской информацией вступит в силу, банкам не нужно будет больше бояться. Если человек сообщил, что он является налоговым резидентом какой-то страны, ответил на все вопросы, которые ему были заданы, банк со своей стороны передаст информацию об этом в общенациональную информационную базу, которая, соответственно, будет поднята уже в международное «облако». Даже если окажется, что клиент уклоняется от налогов, клиента в его стране накажут. К банку регулятор страны этого уклониста, очевидно, не будет иметь претензий.

Когда Израиль подключится к этой системе автоматического обмена, израильские банки не успокоятся в тот же день. Это тоже займет месяцы, если не годы. Мне очень хочется, чтобы отсчет этого времени начался как можно раньше.

© Адвокат Эли Гервиц

24.10.2018 12:42:09

Понравился материал? Подпишись на рассылку!



вернуться ко всем статьям

Получить консультацию

не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен
не корректно введен