Израильская
русскоязычная
адвокатская
коллегия

Адвокат
Эли (Илья)
Гервиц

Мое слово – закон!

Рубрики

Рассылка

адвокатской коллегии Эли Гервиц

Изменение «Закона Милчена» в 2024 году. Налоговые льготы для новых (и не очень) репатриантов.

Изменение «Закона Милчена» в 2024 году. Налоговые льготы для новых (и не очень) репатриантов.

В конце февраля 2024 года в Кнессет был подан законопроект, который 1 апреля 2024 года прошел второе и третье слушание в Финансовой комисси Кнесета об изменении так называемого “Закона Милчена”, дающего репатриантам и реэмигрантам (вернувшимся жителям) налоговые льготы в течение десяти лет с даты наступления налогового резидентства.

В отличие от многих других стран, в которых налоговое резидентство четко определяется количеством прожитых в стране дней, в Израиле граница между ситуацией, когда человек еще не является налоговым резидентом и не должен платить налоги, и ситуацией, когда он уже стал резидентом и должен платить налоги, довольно размыта и нередко оставляет немало пространства для интерпретаций. В современном мире, когда у человека могут быть активы в разных странах, удаленная работа и возможность легко переезжать из одной страны в другую, далеко не всегда бывает легко определить, когда именно человек стал налоговым резидентом Израиля и для него начался отсчет 10 льготных лет.

О том, что представляет из себя этот закон, о грядущих изменениях в нем, и о группах населения, на которых эти изменения повлияют, мы побеседовали с аудитором Вадимом Осадчим, одним из ведущих специалистов в вопросах налогового резидентства репатриантов и реэмигрантов, имеющих бизнес или активы за границей.

Начнем с начала, что такое “Закон Милчена”, и откуда он взялся?

Раньше освобождение от налога с доходов за границей давалось репатриантам на пять лет и не освобождало от отчетности. В 2008 году в рамках мер по поддержке репатриации правительство Израиля во главе с Эхудом Ольмертом провело через Кнессет 168-ю поправку к Декрету о подоходном налоге, освобождающую репатриантов и реэмигрантов, проживших более 10 лет за границей, от уплаты налогов на доходы, источник которых находится за границей, и от отчетности об этих доходах и об имуществе за границей. Эту поправку СМИ и назвали “Законом Милчена”.

В Налоговом управлении были недовольны этим законом, и несколько раз пытались добиться его отмены, однако эти попытки блокировались. Что изменилось на этот раз?

С момента принятия закона Израиль успел стать членом Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) и участником различных налоговых конвенций. В начале года министерству финансов дали понять, что, если закон не будет изменен, Израиль может быть включен в черный список стран, не борющихся с отмыванием доходов, что поставит под удар всю международную торговлю.

Как планируется изменить закон? Речь идет об отмене всех льгот?

Во первых, это не первоапрельская шутка, освобождение от уплаты налога на 10 лет останется в силе. Недовольство международных структур вызывало освобождение от налоговой отчетности на десять лет. На данный момент рассматривается вариант, в котором освобождение от отчетности будет отменено с 1 января 2026 года, но я думаю, что в итоге все произойдет раньше.

Изменение коснется всех репатриантов и реэмигрантов? Насколько обоснована позиция налогового управления, что для законопослушных граждан ситуация не изменится?

Для тех, кто стал налоговым резидентом Израиля до вступления закона в силу, не изменится ничего. Ретроактивной силы закон иметь не будет. Что касается вашего второго вопроса: освобождение от отчетности не означало, что Налоговое управление не может затребовать информацию целенаправленно. Внесенные в рамках “закона Милчена” поправки к статьям 134 и 135 Декрета о подоходном налоге позволяли не декларировать информацию о доходах за границей при подаче годового отчета. Но если управление обоснованно потребовало от репатрианта отчитаться о конкретных доходах, он обязан это сделать. Попытки оспорить такое требование израильские суды отклоняли.

Теперь, когда мы поговорили о фоне, давайте сделаем Zoom In, и поговорим о практической стороне вопроса. Кому актуален “Закон Милчена”? Кому стоит обратить внимание на включившийся счетчик времени до отмены освобождения от отчетности? Где можно ждать проблем и стоит обратиться к специалисту?

“Законом Милчена” эту поправку назвали по имени сменившего налоговое резидентство американского продюсера Арнона Милчена, которого СМИ определили в качестве основного бенефициара, однако помимо него поправкой воспользовалось немалое количество предпринимателей и просто состоятельных людей, имевших израильское гражданство или право на него по Закону о возвращении, и не являвшихся на тот момент налоговыми резидентами Израиля.

Одно дело – подготовить декларацию об имуществе, когда у клиента только дом, машина и счет в банке, и все это в Израиле. Совсем другое, когда у человека имущество и доли в компаниях в разных странах, и компания должна ему, а другой компании должен он, и у него недвижимость с ипотеками… Это такой снежный ком, который требует значительного времени и ресурсов для оформления. Я сталкивался с декларациями, когда у клиента за границей лошади или коллекция часов в швейцарском банке. Человек, чтобы задекларировать эту коллекцию, а там были часы стоимостью в десятки и сотни тысяч евро, должен был принести документы с аукционов. Поэтому длительное освобождение от такой отчетности может быть хорошим стимулом для ускорения переноса центра жизни в Израиль.

С вашего позволения, я приведу несколько типовых ситуаций из собственной практики:

Ситуация 1: человек в 90-е годы репатриировался в Израиль, потом уехал, и вернулся в 2022 году со статусом реэмигранта, прожившего за границей более 10 лет (“тошав хозер ватик”). При этом у него есть портфель ценных бумаг в одном из европейских банков и российский паспорт. Из-за этого паспорта банк требует от него продать ценные бумаги и закрыть счет.

Казалось бы, никаких сложностей нет – у него четкая дата налогового резидентства, в Израиле он освобожден от налогов и от отчетности, однако в последнее время банки предпочитают не рисковать, и когда речь идет о крупных суммах, особенно, если они когда-то были связаны с Россией, требуют не справку Министерства алии и интеграции, и даже не экспертное заключение аудитора, а налоговое заключение от Налогового управления, в котором четко будет указана дата, с которой начался отсчет льготного периода.

Ситуация 2: человек приехал в Израиль в 2017 году, получил статус репатрианта, и сразу уехал, а затем вернулся в 2022 году.

Чтобы определить, когда начинается отсчет льготы, ему необходимо получить экспертное заключение аудитора, показывающее, когда Израиль стал для него центром жизни, или, если он хочет ультимативной определенности, то заключение от Налогового управления.

Ситуация 3: обратная ситуация – человек приехал в Израиль в 2017 году и находился здесь без статуса жителя, например – в рамках лечения или по иной причине, а статус репатрианта получил в 2020 году.

Я специально говорю про статус жителя, а не про гражданство, потому что гражданство не является обязательным условием. Например, граждане Германии, приезжая сюда на ПМЖ, предпочитают не получать израильское гражданство, потому что тогда они вынуждены отказаться от германского. В такой ситуации нужно определить, был ли человек налоговым резидентом все то время, когда еще не получил статус репатрианта.

Как правило, если он провел в Израиле длительное время, или его семья проживает в Израиле, то ответ на этот вопрос будет утвердительным. Но есть исключения.

Например, человек, который приехал сюда лечиться и длительное время провел в больницах, выздоровел, а потом несколько лет спустя репатриировался. Это по закону подпадает под исключения из правил. В еще одном случае человек приехал на ПМЖ, а перед этим два года летал сюда чуть не каждую неделю вместе с женой, чтобы ухаживать за членом семьи, находившимся на длительном лечении. Это случай, не подпадающий непосредственно под прописанные в налоговом законодательстве исключения, но в итоге нам удалось добиться, чтобы годы до репатриации человеку в налоговое резидентство не засчитали.

Ситуация 4: человек приехал в Израиль, центр жизни у него здесь, но при этом он много времени работает “на удаленке”.

Это нередко встречается среди приехавших в Израиль работников хайтека. Человек зарабатывает 50000 тысяч шекелей в месяц, но в совокупности три месяца в году проводит за границей. Поскольку первые десять лет он не должен платить налог с доходов, зарабатываемых за границей, можно подавать в налоговое управление документы на возврат налога, ведь его облагаемый доход получается на 25% меньше.

Сюда же стоит отнести менеджеров работавших в России западных компаний, которые после введения санкций свернули производство и разработку, но так или иначе продолжают обеспечивать поддержку уже созданных систем. Например, человек работал в Москве, а теперь – в израильском филиале, при этом физически продолжая находиться в России.

В этих примерах расчет части дохода, освобожденной от налога, сделают пропорционально времени, проведенному получателем дохода за границей. А, например, у деятелей искусства расчет можно сделать по выступлениям за границей. Есть и другие профессии, представителям которых можно четко подсчитать, какой точно доход был извлечен за границей.

Стоит подчеркнуть, что в описанных выше случаях речь идет об активном доходе, извлеченном во время пребывания человека за пределами Израиля, вне зависимости от того, где он был получен. Точно такой же активный доход, полученный за границей, но во время пребывания человека в Израиле, например – в рамках удаленной работы на иностранную компанию, подлежит налогообложению, даже если вы не будете переводить эти деньги в израильский банк. Это очень распространенная ошибка, за которую потом люди вынуждены расплачиваться.

Это четыре основные категории, хотя есть еще много других нюансов и частных случаев. Например, если работник хайтек-компании репатриировался в Израиль, уже получив опционы этой компании, есть ситуация, при которой эти опционы налоговое управление признает доходом, полученным в Израиле, и обяжет платить с них налог, несмотря на статус репатрианта и на то, что опционы были получены во время работы за границей.

До сих пор мы говорили о налоговом резидентстве у физических лиц – репатриантов и реэмигрантов, в тот или иной момент времени сделавших Израиль местом своего налогового резидентства. Однако “Закон Милчена” распространяется и на юридических лиц – корпорации, владельцами которых являются репатрианты и реэмигранты.

Например, критерий контроля и управления, используемый для определения того, является ли иностранная компания израильским налоговым резидентом, не будет применим в период налоговых льгот.

Но и здесь тоже есть свои нюансы, которые требуют внимания к деталям и хорошего знания местного налогового законодательства. Так, “Закон Милчена” дает репатрианту или экспатрианту 10 лет освобождения от налога, однако, когда мы говорим о контролируемой иностранной компании, есть ситуации, когда освобождение оказывается только на 9 лет.

Другой пример – человек, имеющий бизнес за границей, вместо того чтобы оформиться в Израиле в качестве индивидуального предпринимателя, зарегистрировал компанию за границей. Он проводит доходы через компанию и выплачивает себе дивиденды, чтобы не платить налогов в рамках “Закона Милчена”. Налоговое управление может признать эти дивиденды зарплатой и взимать налог несмотря на то, что формально это дивиденд от иностранной компании.

И это только некоторые примеры. Жизненные ситуации далеко не всегда совпадают с четкими границами, предусмотренными параграфами налогового законодательства. Тем же, кто хочет не только полностью использовать освобождение от налогов, но и успеть воспользоваться освобождением от отчетности на десять лет, необходимо оценить ситуацию и постараться получить налоговое резидентство до 1 января 2025 года.

Автор интервью – Михаил Шафранов.

Аудитор Вадим Осадчий:

Сайт – https://isratax.com/

WhatsApp – +972 54-351 44 58

Мейл – info@isratax.com