закон

«Путинская» алия и ее отличие от алии 90-х : от хорошего к лучшему

Говорят, что большое видится на расстоянии. Я думаю, что большое видится с течением времени. Мы, будучи крупнейшей русскоязычной адвокатской коллегией Израиля,  отчетливо видим изменения в происходящем за последние 26 лет на мосту, который соединял Израиль и Россию, а сегодня, по-хорошему, соединяет Тель-Авив с окрестностями и Москву, и немножко Питер.

Я обращаю внимание на некую синусоиду. В начале 90-х вектор был совершенно односторонний: люди бежали из разваливающегося Советского Союза и бандитской России – на запад, куда удастся, в том числе в Израиль. Потом этот вектор изменился. И я «проиграл России» очень много своих друзей и вообще людей очень определенного социально-экономического среза. Это были молодые 30-летние ребята с отличным западным израильским образованием, с хорошим , английским, с безусловно не забытым, русским, которые понимали, что в России потенциал всегда будет больше, чем в Израиле. Они были очень востребованы в России, потому что у них, помимо западного образования, было еще много преимуществ по сравнению с американскими и западно-европейскими экспатами, а вот подход к работе и к бизнесу был уже совсем не российский.

Маленькое отступление. Россия – великая страна. Я всегда догадывался об этом, но окончательно понял лет 8 назад. Я завтракал в популярном московском ресторане с одним из ведущих российских медийщиков. Ему позвонил клиент, с которым он не мог связаться в течение недели. Как выяснилось позже — человек был в запое. Не просто человек, а председатель совета директоров совершенно не детской фирмы. Почему Россия великая страна, а Израиль просто хорошая? Потому что израильский бизнес не может себе позволить потерять на неделю контакт с одним из своих decision-мейкеров, по причине не совсем запланированного запоя.

Так вот, для ребят, которые в 2000-е переезжали из Израиля, запой был уже совершенно за скобками. Затем что-то вновь изменилось. И вектор, который в 2000-е был однозначно направлен из Израиля в Россию, в 2010-е поменял направление на противоположное. Я очень люблю пользоваться аллегорией моста – это философия нашей коллегии: мы считаем, что вносим свою скромную лепту в расширение и поддержание того моста, который соединяет Тель-Авив и Москву.

На этом мосту есть несколько полос. По одной из этих полос возвращаются в Израиль удачливые 40-летние бизнесмены и топ-менеджеры, которые 10 лет назад переехали из Израиля в Москву. Возвращаются по разным причинам. Некоторых тянут семьи – жизнь в Москве очевидно более требовательна, чем в Израиле. Может быть, потому что Израиль не ставит перед собой цели быть империей, в отличие от России. А обеспечение комфорта граждан не сильно уживается с имперскими амбициями.

Кого-то вытолкнул дорогой доллар. Думаю, что не открою большого секрета для россиян, если скажу, что далеко не все российские граждане (не только с еврейскими корнями) мечтают выйти на пенсию в России для того, чтобы пользоваться всеми льготами бесплатной медицины и российского социального обеспечения, – даже несмотря на то, что пенсионный возраст в России меньше, чем на Западе.

Есть еще один важный, с моей точки зрения, момент. Россия не научила своих граждан мыслить в рублях. Они, конечно, не пересчитывают в валюте стоимость мороженного в магазине. Но что касается так называемой кубышки — для одних это 100 тысяч, для других  миллион, для третьих десятки и сотни миллионов, которые нужно успеть заработать, пока «прет» – эта кубышка у всех в долларах, евро, фунтах, швейцарских франках  – но никогда не в рублях.

За последние, по крайней мере, пару лет люди видят, что рублевые доходы не спешат расти, а при пересчете в валюту – более, чем уполовинились. Поэтому возникает вопрос, за что бороться. Москва для многих оказалась клеткой – безусловно золотой, но привлекательной только, пока не начала слезать позолота.

По второй полосе моста едут те, кто в 90-е годы … не переехал в Израиль, для того чтобы вернуться в Москву, для того чтобы вернуться в Израиль. Едут российские евреи, их семьи и потомки. Причем соцэкономический срез этих новых репатриантов очень изменился за последние годы. Если в начале 90-х уезжали практически все, в независимости от того, хорошо им было или плохо, то в лихие 90-е и в 2000-е- уезжали те, кому плохо. В основном это были люди из маленьких городков, для которых даже при высокой цене нефти колбаса в Израиле была толще, чем в городе их проживания.

На сегодняшний момент я вижу очень четкую динамику: 5 лет назад начали ехать люди, которым хорошо, три года назад репатриацией заинтересовались те, кому очень хорошо, а в последнее время очередь дошла и до тех, кому хорошо так, что мне и не снилось.

Единственное объяснение, которое я могу дать, следующее. Деньги, среди прочего, дают чувство безопасности. Чем этих денег больше, тем большее чувство безопасности они тебе покупают. Очевидно, в сегодяшней России цена безопасности выросла совершенно до заоблачных величин. И если раньше долларовые миллионеры думали, что они все свои проблемы замечательно решат – им хватит на это их круга общения и денег – то в последнее время такой уверенности не остается и у людей, которые весят десятки и сотни миллионов долларов.

Еще одно очень большое отличие «путинской» алии от прошлых волн  заключается в том, что если мы, алия начала 90-х, прыгали в бассейн с вышки, не имея ни малейшего понятия, есть ли в нем вода, и понимая, что обратно на вышку нас уже никто не пустит, то сегодня люди могут и хотят пробовать воду пальчиками.

Мне этот подход представляется очень соответствующим 2016 году. Мне кажется, что действительно самый правильный путь для получения гражданства другой страны — это не спонтанный переезд туда без определенного плана действий. Это хорошо для людей, которым, как говорил Филатов, «терять теперя неча, окромя своих цепей».

Для людей, которым есть, что терять, с моей точки зрения, самое правильное – структурирование этого процесса: получение гражданства; затем приобретение недвижимости – для проживания или по инвестиционным соображениям; потом перевод в Израиль денег и после этого проверка, смогут ли они что-то заработать в Израиле.

Не потому, что без этого не удастся свести концы с концами. Израиль – страна конкурентная – здесь все евреи. Поэтому с бизнесом не так просто. Но многие мои клиенты склонны придерживаться философии, что в каждой стране они хотят генерировать средства на оплату того времени, которое они в ней проводят. Подход совершенно ментальный, не экономический.

Я уже несколько лет приезжаю в Москву в апреле специально для того, чтобы послушать двух умнейших людей: Леонида Гозмана и Андрея Мовчана (все остальное время я их очень внимательно читаю). Они, очевидно, не пышут оптимизмом относительно ближайшего будущего России. Они дают скорее больше шансов на позитивное развитие событий в отдаленном будущем, чем в ближайшем. На резко негативное, правда, тоже. Тем не менее — может быть, в следующем  10-летии вектор снова развернется и российско-израильские евреи опять начнут десятками тысяч перебираться в Москву.

Я не умею предсказывать будущее. Мы с трудом можем анализировать прошлое, продираясь сквозь баги нашей памяти и медийное влияние. Но на сегодняшний день абсолютно очевидно, что вектор развернут из Москвы в Тель-Авив: и вектор человеческий, и вектор финансовый. И признаюсь, я рад возвращению своих друзей, и не только их.

© Адвокат Эли Гервиц