закон

Евреи перестали бояться. Но отчаялись

У меня есть приятные новости для российских патриотов. Много лет назад я говорил, что наша адвокатская коллегия является своеобразным барометром происходящего в России. И это действительно так: по количеству человек, которые интересуются израильской тематикой – получением израильского гражданства, покупкой «дачи» в Израиле или инвестициями в эту страну – мы получаем очень четкую картину динамики ситуации в России.

Конечно, говоря о России, я несколько кривлю душой, речь здесь идет скорее о Москве, и даже не обо всей Москве, а о том самом узком круге, который ограничен то ли Бульварным, то ли Садовым кольцом, то ли МКАДом. Чем же я могу порадовать российских патриотов? Как ни странно, но после убийства Бориса Немцова количество обращений за израильским гражданством не увеличилось. Только я думаю, что это победа пиррова. Не увеличилось оно не потому, что это событие никак не повлияло на мироощущение людей, а потому, очевидно, что происходящее в последние годы довело людей до такого состояния, что убийство оппозиционного политика в метре от Кремля уже, говоря биржевым сленгом, «инкорпорировано в цену» – то есть оно испугало, но не удивило.

А вот крымская история застала врасплох – когда был присоединен Крым, за два дня количество переходов на наши сайты из поисковиков по запросам, связанным с израильским гражданством, выросло ровно в 11 раз. И осталось на многие месяцы на этом новом высоком плато. Первый резкий рывок – примерно в три раза – мы зафиксировали, когда добавили второй срок Ходорковскому. Неудивительно. Следующее резкое увеличение числа обращений за израильским гражданством также было связано с Ходорковским – оно произошло, когда его выпустили. Поскольку рост является фактом, дискутировать оставалось только относительно возможного объяснения. Мнения у нас разделились – половина считала, что бизнесмены испугались, что место освободили для них, вторая – что этот шаг показал, что пытаться прогнозировать поведение власти — дело не просто неблагодарное, а совершенно безнадежное. А полное отсутствие правил куда хуже для бизнеса, чем правила плохие.

Почему люди интересуются именно Израилем? Этот вопрос нужно задавать не мне. Конечно, не все евреи и не все доллары, покидающие Россию, оказываются в Израиле. Но, как говорится, когда у тебя в руках молоток, все проблемы кажутся гвоздями. А у нас в руках, безусловно, молоток. Мы не можем помочь получить американское гражданство или даже вид на жительство в моей, в прошлом родной Латвии. У нас узкая специализация, мы занимаемся только Израилем.

Израиль вообще очень странная страна, с самых разных точек зрения. И с юридических, и с ментальных. К ней тяжело относиться нейтрально – в нее или влюбляются с первого взгляда, или еле выносят. Если же вернуться в лоно юриспруденции и гражданства, то мой любимый пример таков: для того, чтобы получить американское гражданство паре, наверное, самое правильное, сначала послать в Америку мужа, который потом перетянет туда жену. В Израиле ситуация … с точностью до наоборот.

Чтобы быстро получить гражданство русской женщине, ей нужно выйти замуж не просто за еврея (или сына, или внука еврея, но это отдельная тема), а за еврея, который НЕ является израильтянином. Почему так происходит?

Я люблю проводить тут параллель с шахматами, которым посвятил детство. Гроссмейстер Василий Котов говорил: «Полюбите нас черненькими, беленькими нас все любят». Он, конечно, имел в виду цвет фигур, а не кожи, и вообще жил в счастливую эпоху, когда голубой цвет был всего лишь цветом неба. Так вот, женщина, которая выходит замуж за израильтянина, т.е. человека, уже имеющего израильское гражданство, не может получить гражданство сразу, путем репатриации. Дело в том, что – не кидайте в меня камни – «Закон о возвращении» является, безусловно, дискриминационным законом.

Потому что евреи (а так же их потомки и супруги) со всего мира могут приехать в Израиль и сразу получить гражданство Израиля, а не евреи со всего мира этого сделать не могут. Но поскольку мы страна все-таки демократическая, то дискриминировать иностранцев-неевреев по отношению к евреям мы можем, а вот дискриминировать израильтян-неевреев по отношению к израильтянам-евреям, мы не готовы. Поэтому если израильтянин-еврей хочет привезти себе русскую невесту, не имеет ни малейшего значения, еврей он, араб или негр преклонных годов, уроженец Израиля или репатриант – единственный способ для русской жены получить гражданство – это ступенчатая процедура, похожая на то, что происходит в Америке, Европе или в любой другой стране.

Для того, чтобы получить гражданство сразу, россиянке без еврейских корней нужно выйти замуж за еврея ДО того, как он получит израильское гражданство. Если вернуться к американскому примеру, то самое плохое, что может сделать смешанная пара (муж – еврей, жена — русская) – это отправить мужа в Израиль, чтобы вначале гражданство получил он, а потом жена. Как я уже сказал, Израиль небанальная страна. Это одна из очень немногих стран мира, в которой статус гражданина опережает статус резидента.

Практически в любой другой стране для того, чтобы получить гражданство, нужно там долго и нудно жить, а потом вы либо получите гражданство, либо нет. Поэтому когда житель Арбата должен принимать быстрое решение, куда валить, у Израиля есть одно потрясающее конкурентное преимущество – это скорость получения гражданства, и уверенность в том, что тебя не попрут с насиженного – в будущем – места из-за изменения миграционной политики.

В принципе тема репатриации из России в Израиль существует чуть больше, чем сама независимая Россия, недавно мы отпраздновали 25-летие алии. Думаю, что слово «aliya» уже вошло в русский язык. Не в последнюю очередь нашими молитвами. Злые языки говорят, что еврейские гены делают людей умнее. В свете этого можно только удивляться тому, что до сих пор, за 25 лет, у людей не сложилось целостной картины относительно того, кто имеет право на репатриацию, а кто — нет. И поэтому мы пользуемся каждой сценой, каждым микрофоном, каждым броневичком, который нам подворачивается, для того, чтобы подчеркнуть, что на израильское гражданство могут претендовать не только те, кого считает евреем иудейский религиозный канон.

Это, конечно, не значит, что абсолютно любой человек может получить гражданство Израиля. Понятно, что связь с еврейством необходима. Только если еврейство передается по женской линии — от матери (а к ней соответственно от ее матери), а не от отца, то право на репатриацию передается и по женской, и по мужской линии. Только по женской линии оно передается бесконечно, а по мужской – до 3-его поколения, до внуков. Переводя со сложного на простой, еврей — тот, у кого мама еврейка, а потенциальный репатриант –тот, у кого еврейка прабабушка.

Комбинация тут одноходовая: если прабабушка еврейка, то одно из двух: в случае, если это мама бабушки, то бабушка тоже еврейка (как и ее дети); если это мама дедушки, то этот дедушка еще еврей, его ребенок – папа или мама – уже не евреи, и его внук или внучка тем более не евреи, однако и они могут претендовать на израильское гражданство. И не сами, а со своими супругами, к еврейству кровного отношения не имеющими – как когда-нибудь скажет кто-то из великих, еврейство передается половым путем.

Таким образом, внуки и внучки дедушек-евреев запрыгивают на последнюю ступеньку поезда, едущего в Израиль. А внуки и внучки бабушек-евреек не спеша заходят в вагон. Помимо права на проживание в Израиле, израильское гражданство облегчает свободное перемещение по миру, причем как раз в те страны, куда с российским паспортом въехать в последнее время становится тяжелее.

Российский и израильский паспорта вообще прекрасно дополняют друг друга: в Индонезию или Эмираты, например, предпочтительнее лететь с российским паспортом, а в Германию или Францию, наверное, с израильским. Вновь прибывшие израильские граждане получают временный загранпаспорт, называемый в обиходе « лессе-пассе ». С этим документом на сегодняшний день можно въезжать без виз в более, чем 50 стран, в том числе во все страны Евросоюза, кроме … Греции.

Мир полон страшилок про Израиль. Например, что мы живем в перманентном состоянии войны, что израильские солдаты разбирают на органы палестинских детей, что у нас религиозная страна, где религия и государство – сиамские близнецы, и у мужчин чуть ли не при приеме на работу проверяют обрезание.

Для того, чтобы понять, что это не так, не нужно устраиваться в Израиле на работу. Нужно просто натолкнуться на статью о том, что Тель-Авив входит в десятку самых комфортных городов для ночной жизни и в десятку лучших пляжных городов мира.

Это яркая иллюстрация того, что в Израиле люди, которые хотят заниматься религией, могут спокойно заниматься религией, а те, предпочитает заниматься бизнесом или просто жить в свое удовольствие, делает это без руководящей роли партии и правительства.

© Адвокат Эли Гервиц