закон

Как раскачивают российскую лодку

Мой тель-авивский адвокатский офис — своеобразный барометр происходящего в России. Когда Ходорковскому дали второй срок, количество обращений за получением израильского гражданства в следующие полгода увеличилось втрое. В январе этого года ситуация повторилась. Только если год назад многие просто «проверяли почву», то в этот раз «теоретиков» практически нет, все ищут документы, поднимают архивы. И в своем деловом календаре «забивают» дату поездки в Израиль.

Вспоминается старый анекдот: Брежнев спрашивает у Громыко: «Сколько в СССР евреев?» «Миллиона два-три», — отвечает тот. «А если откроем границу, сколько уедет?» — спрашивает генсек. «Миллионов десять-пятнадцать», — отвечает Громыко. Сегодня границы открывать не надо, россияне свободно ездят за рубеж туристами на все континенты.

Изначально в Израиль уехали все, кто смог. Потом — кто хотел. Некоторые, правда, спустя какое-то время вернулись — финансовых и профессиональных перспектив, как в Москве, еще поискать надо.
Сегодняшняя волна эмигрантов совсем не похожа на исход двадцатилетней давности: тогда люди уезжали навсегда, теряя гражданство. Сегодня же россияне, получая второе гражданство, не спешат уезжать.

Старую пословицу «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» уже давно переделали в «пока погром не грянет, еврей …» — ну, дальше вы поняли.
Так вот, люди, которые сознательно никуда не уехали ни при развале СССР, ни в так называемые лихие девяностые, никуда не хотят уезжать и сегодня. Они просто периодически вспоминают о своих еврейских корнях. Речь не идет о том, что у них внезапно прорезалось еврейское самосознание или что они боятся грядущих погромов. Люди перестали чувствовать себя спокойно в свете происходящего. И ищут дополнительные точки опоры.

Как сказал один из моих клиентов, «иметь возможность получить второе гражданство и не воспользоваться ею в сегодняшней России — профнепригодное решение, недостойное делового человека». Действительно, сотни россиян (в первую очередь москвичей) вспоминают о еврейских бабушках и дедушках и строят в Израиле запасной аэродром: получают гражданство, покупают квартиры и даже переводят часть капитала.

Многие из них останутся жить в Москве, а израильский паспорт просто даст им ощущение безопасности, реальное или мнимое. Душу согреет, как сберкнижка Шарапову. Другие отправят на историческую родину жен и детей. Сейчас в единственной в Израиле американской школе, где учатся все дети дипломатического корпуса, на каждого сына европейского посла уже приходится минимум двое русских детей. Третья же группа переселенцев, устав от чудес Москвы, переедет в Израиль, чтобы начать уставать от его чудес, которых тоже хватает.

Все эти люди прекрасно устроены — и профессионально, и финансово. Им давно не нужно выводить деньги из России: думаю, не раскрою большого секрета, если скажу, что Россия не та корзина, в которой можно хранить все яйца. И если люди переводят крупные суммы в израильские банки, которые не представляют интереса хотя бы с точки зрения покрытия инфляции, то это говорит о том, что люди хотят иметь деньги «поближе к себе». Таким образом, существует возможность того, что скоро мы увидим здесь и их самих или как минимум их семьи.

Еще одна интересная тенденция прослеживается в последнее время на рынке израильской недвижимости. Я всегда считал, что для россиян «израильского рынка недвижимости» как такового не существует. Есть курорт Эйлат, есть прибрежная полоса центра страны (Герцлия и Тель-Авив для самых богатых, Нетания и Бат-Ям для просто обеспеченных) и Иерусалим для религиозных туристов (как евреев, так и христиан).

В общем, русские в Израиле (я не имею в виду Когана, Машкевича и снова Когана со сделками на десятки миллионов евро) всегда покупали только «дачи». В этом году я впервые столкнулся с волной интереса к квартирам и домам, от которых до пляжа нельзя дойти в шлепанцах. На «карте интересов» россиян появились города, которых раньше никогда не было. Появились и совершенно новые критерии поиска — такие, как уровень школьного образования. Выводы из этого напрашиваются сами.

Я не имею российского гражданства и стараюсь сохранять полную политическую равноудаленность. На каждую статью Навального — пост Фрицморгана. Говорят, большое видится на расстоянии. Так вот, издалека кажется, что России не удается сегодня сохранить интеллектуальный и финансовый «городской средний класс», даже если его представители физически пока продолжают проживать в России.

© Адвокат Эли Гервиц

Опубликовано на RbcDaily