закон

Экстрадиция из Израиля. От перемены мест слагаемых результат может поменяться

Есть очень большая разница, что происходит сначала: получение израильского гражданства, или возбуждение уголовного дела против потенциального нового репатрианта.

Мы  давным-давно говорили о том, что израильское гражданство не является герметичной защитой от экстрадиции; и что Израиль, в отличие как раз от России, экстрадирует своих  граждан (в том числе в Россию).

При этом мы всегда добавляли, что в рамках процесса экстрадиции лучше все же иметь израильское гражданство, чем не иметь такового, ибо не нужно путать сложнейший процесс экстрадиции гражданина с элементарным процессом депортации не-гражданина.

Закон о возвращении очень короток. Это с трудом одна страница совсем не убористого  почерка. Наверное, все знают, что чтобы претендовать на израильское гражданство, хотя бы один из супругов должен иметь какое-то отношение к еврейству. Уточним: достаточно быть внуком еврея, то есть правнуком еврейки.

Но помимо позитивных требований, которым нужно соответствовать, есть и условия негативные, в случае выполнения которых путь к гражданству будет или закрыт, или очень усложнен, а также станет намного продолжительнее и дороже. И сегодня мы поговорим как раз-таки об уголовном прошлом. А также настоящем и будущем …

Закон о возвращении гласит, что министр внутренних дел имеет право отказать в репатриации человеку, который «представляет опасность для общества по причине наличия уголовного прошлого». С высокой юридической точки зрения это два отдельных требования: мало иметь уголовное прошлое, нужно еще и представлять  опасность для общества.

К адвокатам и к врачам похвастаться здоровьем и успехам приходят редко, поэтому моя выборка, представленная ниже, может быть искажена. Насколько – решайте сами.

Так вот. В очень многих случаях самого факта наличия какого бы то ни было уголовного прошлого – даже очень старого, даже очень минорного, даже после того, как судимость погашается и справка о наличии судимости является чистыми листом бумаги – в общем, любой проблемы, связанной с уголовными аспектами, может быть достаточно, чтобы застопорить процесс получения визы нового репатрианта на годы.

Кстати, мы не рекомендуем скрывать информацию о наличии погашенной судимости или иным образом закрытого дела,  поскольку Государство Израиль интересует, совершал ли претендент на репатриацию противоправные деяния, а не попал он под амнистию в честь 70-летия Великой победы – рассказывать надо все, и честно.

Но у вас же нет судимости, тем более нет «ходок», чего вам волноваться? Дело в том, что в Израиле термин «уголовное прошлое» в этом контексте со времен процесса покойного Антона Малевского толкуется очень широко, как включающий в себя «уголовное настоящее» и «уголовное будущее». То есть препятствование получению израильского гражданства может быть не только отбывание тюремного заключения или обвинительный приговор, но и открытое уголовное  дело. И если оно будет открыто против вас, то израильское  консульство, безусловно, не будет особо внимательно выслушивать ваши аргументы о вашей полной невиновности.

Поэтому если в первом классе на уроках арифметике нас учили, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется, то в вопросе получения израильского гражданства перемена мест может иметь кардинальное значение. Если у вас гражданство уже есть, и при его получении вы не скрыли информацию о наличии уголовного преследования, то риск потери гражданства практически нулевой – а с экстрадицией мы поборемся.

А вот если вы вспомнили, что неплохо было бы иметь израильское гражданство, или жить в Израиле в качестве гражданина, в момент, когда уголовное преследование против вас уже возбуждено, или даже когда вы уже приглашены в качестве свидетеля, а со временем были переквалифицированы  в подозреваемого, то если вы не успели еще получить израильское  гражданство, то можете быть уверены – процесс встанет. А если вы получили гражданство, скрыв факт уголовного преследования, то вы рискуете его потерять – и Верховный суд откажется рассматривать ваш протест.

Читатели этой статьи делятся на две категории.

Первая – это те,  кому данная статья совершенно бесполезна, и кому некуда торопиться потому, что они никогда не делали ничего, что кому-то может показаться противозаконным. Басня «Волк и ягненок» к ним точно не имеет никакого отношения.

Вторая – это фанаты дедушки Крылова, и конкретно указанной басни.

Хотя нет. Категорий все-таки три, а не две. Возможно, нашими молитвами, не в последнюю очередь.

Есть большое число  людей, которые, прочитав эту статью, скажут: «Это нас не интересует … Уже».

 

© Адвокат Эли Гервиц