закон

Не надо путать туризм с экстрадицией

Для большинства из нас тема экстрадиции вписывается в очень четкие рамки — человек чего-то натворил (или кого-то разозлил, зависит от страны), куда-то — например, в Израиль, уехал, через много лет неповоротливая юридическая система страны исхода запросила его экстрадиции, за ним пришли к нему домой, далее арест, суд, адвокаты, визиты семьи в тюрьму, все дела.

Недавняя история Александра Лапшина, которого задержали в Минске по запросу Азербайджана, еще раз показала, что карающая длань может настигнуть нас где угодно.

Начнем с общего, и перейдем к частному.

Мы многократно говорили о том, что фраза «евреи своих не выдают» в контексте экстрадиции является не более чем мифом.

Во-первых, израильские законы на сегодняшний день не запрещают экстрадицию своих граждан, в отличие от законодательства той же Российской Федерации, которая как раз не экстрадирует своих граждан.

Во-вторых, понятно, что в рамках процедуры экстрадиции никто потенциальных этапируемых не проверяет на предмет обрезания. А теперь вспомним, что в Израиле живут не только галахические евреи, но и евреи по отцовской линии, арабы, представители других национальностей: так что «евреи своих не выдают» надо перефразировать как минимум в «израильтяне своих не выдают». Перефразировать — и тоже отмести за несоответствие действительности.

Не знаю, кто занимается этим мифотворчеством, но преуспевает он в этом замечательно. Однажды мне позвонил украинский адвокат. Он сказал, что его клиент находится в самолете по дороге в Израиль, чтобы скрыться на Обетованной от сфабрикованного дела. «Своим» он не был совершенно: израильского гражданства у клиента моего коллеги не было, никаких еврейских корней — тоже. Так почему же адвокат срочно послал его в Израиль? Ну, сказал он, раньше говорили «с Дона выдачи нет», сегодня «евреи своих не выдают», наверное, и чужих тоже. Выдают, выдают. Чужих депортируют, своих выдают, чужих тоже выдают.

Мы живем в эпоху глобализации, и экстрадиция — это важная часть всемирной борьбы против преступности. Теоретически мы все понимаем важность этого процесса для всего человечества. Мы выступаем за максимальные полномочия полиции и прокуратуры. Но ровно до тех пор, пока они не постучат в нашу дверь.

Но и дверь, в которую постучали те, кто пришли за нами, может быть разной. Есть огромная разница между стуком в дверь нашего дома, в вашей стране, и стуком в дверь гостиницы в стране, куда мы прилетели на неделю туристами.

Едва ли большинство из нас задумывается, что мы можем стать объектом прошения об экстрадиции не только в своей стране, но и в любой стране мира, куда мы приехали ненадолго как гости. И инициировать это прошение может любая страна — даже та, в которой вы никогда не были! Да, заправлять из Израиля торговлей наркотиками в Америке нехорошо. А завтра одна страна посчитает, что нельзя критиковать ее президента, а другая за это экстрадирует. И если задуматься об этом, то становится реально страшно. Ведь существует колоссальная разница между возможностью противостоять экстрадиции в своей стране и за ее пределами. В своей стране вы можете выбрать хорошего адвоката, специализирующегося в данной сфере и говорящего с вами на одном языке. Существует возможность оставаться на связи с друзьями и родственниками, обеспечивающими моральную и материальную поддержку. Остается ощущение домашних стен, которые, как известно, тоже помогают.

Экстрадиция из третьей страны, с которой вас ничего, кроме непродолжительного туристического визита и гостиничного номера, не связывает, в корне отличается от «домашней экстрадиции». Этой проблеме мы и хотели бы предложить решение.

Я адвокат, и я не занимаюсь законотворческой деятельностью. Но я надеюсь, что кто-то из парламентариев внесет законопроект, в рамках которого Израиль при присоединении к любой конвенции об экстрадиции, билатеральной или многосторонней, будет делать оговорку: при задержании гражданина Израиля в третьей стране по запросу об экстрадиции он будет иметь возможность — если захочет — быть этапированным в Израиль, чтобы защищаться от экстрадиции, находясь в своей стране. В ответ Израиль предоставит ту же возможность тем иностранным гражданам, которые были задержаны в Израиле по прошению об экстрадиции со стороны третьих стран. Основываясь на принципе взаимности, Израиль обязуется этапировать таких иностранцев в страну их гражданства — если подобная просьба будет ими высказана.

Если бы подобный механизм существовал, гражданин Израиля Александр Лапшин получил бы в свое распоряжение механизм противодействия экстрадиции в Азербайджан из Беларуси.

Государство Израиль экстрадирует своих граждан. Это факт. Однако хотелось бы, чтобы, выезжая из страны, гражданину Израиля не нужно было бы просматривать списки Интерпола, и прикидывать, кого он мог разозлить своим постом в Фейсбуке вчера, или десять лет назад.

© Адвокат Эли Гервиц, для журнала «ТУТиТАМ».