закон

Даркон для всех: закон продвигается, надежда – нет

8 марта 2017 года парламент Израиля принял в предварительном чтении поправку к Закону о паспортах, согласно которой МВД не сможет отказать в выдаче «даркона» новому репатрианту только потому, что тот еще не пустил корни в Израиле.

Я был настроен весьма пессимистично касательно перспектив этого закона.

Пока закон не принят окончательно, все промежуточные шаги не меняют юридическом ситуации, однако очередной шаг к принятию поправки был сделан: 29-го мая в Кнессете поправка прошла первое чтение. Как второе голосование может быть … первым? Может – первое считалось в данном случае предварительным.

Вопрос в том, стоит ли питать больше надежд после этого второго шага? Если вас интересует вопрос, можно ли иметь даркон, являясь новым репатриантом и не проживая в Израиле, то мой ответ – нет. более того, надежд стало меньше.

Для того, чтобы оценить ситуацию «в динамическом развитии», мало прочесть текст законопроекта. Надо сравнить его с законопроектом в прежнем чтении, а самое главное – почитать протоколы парламентской комиссии, которая готовила законопроект к голосованию.

В израильском парламенте 120 депутатов. Если вы полагаете, что все они ломали копья на комиссии, то это … не совсем так: в заседании участвовало всего два с половиной депутата (один забежал, но не голосовал) и один министр, плюс чиновники из различных министерств.

Самый забавный момент заседания заключался в позиции израильской полиции, которая, как выяснилось, уже не возражает против принятия закона, и не объявляет его основным выгодоприобретателем русскую мафию, а вообще предпочитает набрать в рот воды. На предложение главы комиссии обсудить законопроект, представитель полиции заявил, что ее организации нечего сказать по существу законопроекта, и присутствует она лишь потому, что ее пригласили принять участие в заседании. И будет молчать, как Зоя Космодемьянская.

Я ждал, кто же задаст сакраментальный вопрос: что делать, если новый репатриант, получив даркон, уехал из страны. Конечно, на комиссии он был поставлен ребром. Инициатор законопроекта попробовал спасти положение встречным вопросом, спросив, отберут ли даркон у него, если он покинет страну. Но это не помогло – в протоколе четко прописано, что у людей, которые получили даркон, но в Израиле никогда по настоящему не жили, даркон нужно отобрать.

Более того, инициатор законопроекта согласен с тем, что даркон нужно выдавать быстро, но на период, ограниченный годом или двумя. Что произойдет по окончании этого периода, вы можете догадаться сами.

Давайте смотреть правде в глаза: больше всего получение даркона интересует не потенциальных новых репатриантов, а тех, кто уже имеет израильское гражданство, но никак не может получить даркон по причине постоянного проживания за рубежом. Они надеются, что принятие поправки к закону позволит им решить данную проблему. Увы, если раньше я в этом сильно сомневался, то теперь я почти уверен, что этого не случится: уроженцы Израиля и новоприбывшие по-прежнему будут представлять собой, как говорится, две большие разницы.

Первое чтение внесло в законопроект и нововведение – «карантинный  период» в 30 дней, чтобы государственные органы могли убедиться, что даркон не попадет в руки злоумышленника. Логики в нем ровно ноль – если репатриант подаст прошение о дарконе на 29-ый день, никто ничего проверить не успеет, а проверять всех репатриантов МВД явно не будет. Но симптом очень показательный.

В итоге, комиссия приняла поправку к законопроекту большинством в два голоса из двух.

На голосовании в Кнессете было повеселее – пяток арабских депутатов проголосовали против (понятно, как они относятся к еврейской репатриации вообще), поэтому пару десятков депутатов со всего спектра «еврейских» партий в едином порыве поддержали законопроект.

В прошлой своей статье я напомнил вам шутку, что верблюд – это лошадь, прошедшая три чтения в парламенте. Наш законопроект уже начал плавную трансформацию – что-то вроде ламы мы уже имеем.