закон

Минфин ремонтирует взбесившийся принтер? Я бы не спешил радоваться

«Принимается такое количество законов, что человеку невозможно существовать, не нарушая их.

Кому нужна нация, состоящая сплошь из законопослушных граждан? Какая от нее польза? А вот издайте законы,которые нельзя ни соблюдать, ни проводить в жизнь,ни объективно трактовать, и вы получите нацию нарушителей,а значит, сможете заработать на преступлениях»

«Атлант расправил плечи», Айн Рэнд, гл.3

 

 

Давайте поговорим о валютном резидентстве. Тема на первый взгляд скучная, но если допустить в ней ошибки – то скучно не покажется.

Начнем издалека. Представьте себе следующую ситуацию: вы, коренной москвич, продаете свою московскую квартиру другому москвичу. Вы — еврей, он — нет. Вы настаиваете, чтобы деньги за покупку квартиры он перевел на ваш счет в … израильском банке. Представляете себе реакция покупателя? К гадалке не ходи, она будет резко отрицательной. Он не поймет, почему один москвич, продавая квартиру в Москве второму москвичу, хочет получить деньги исключительно за рубежом. И решит, что столкнулся с непонятным ему, но мошенничеством.

Но допустим, вам все-таки удалось уговорить покупателя на такую операцию. Конечно, вам придется взять на себя все издержки, связанные с конвертацией суммы из одной валюты в другую и перечислением ее за рубеж. Размер этих сумм, учитывая масштаб сделки, будет немаленьким.

Но я совсем не уверен, что российский банк покупателя согласится отправить его деньги за рубеж на таком непонятном основании.

Звучит абсурдно? Тогда представьте себе обратную ситуацию: вы – гражданин Израиля, последние 20 лет постоянно живущий в Израиле – но сохранивший российское гражданство. Вы бываете в России наездами, с целью освежить в памяти прелести Арбата или алтайских гор. Вы хотите продать свою квартиру в Израиле другому израильтянину, йеменскому еврею Йоси, слышавшем о великой России только вполуха. И вы пытаетесь убедить Йоси заплатить вам за квартиру в Тель-Авиве, которую вы хотите ему продать, не в Израиле, а исключительно на ваш банковский счет в России. Как и в первой ситуации, покупатель не понимает, чего от него хотят, но видит в продавце какого-то мошенника – ведь никакой логики платить в Россию за продажу квартиры в Израиле от одного израильтянина другому нет и быть не может, не так ли?! Но об этом чуть позже.

Допустим, вам все-таки удалось уговорить покупателя провернуть такую операцию. Допустим, вы смирились со всеми издержками, связанными с переводом всей суммы из одной валюты в другую. Однако дальше вас ожидает третий бастион, который взять практически невозможно: вы неминуемо наткнетесь на сопротивление израильских банков.

В Израиле большинство операций, связанных с недвижимостью, происходит при участии ипотечных банков, вследствие дешевизны ипотечных кредитов. Мы связались с несколькими израильскими ипотечными банками, и проверили, готовы ли они переводить ипотечные кредиты за рубеж. Ответ был невербальным и однозначным: банки делали круглые глаза и крутили пальцем у виска. С какой радости израильские банки будут переводить деньги за рубеж? Пусть продавец откроет счет в Израиле (непонятно, как у него вообще может быть квартира в Израиле, и не быть банковского счета в Израиле), говорили они, примет туда деньги, и потом переводит на здоровье куда угодно.

Обе ситуации отдают то ли мошенничеством, то ли сюрреалистическим абсурдом, правда? Между тем второй сценарий не просто имеет прямое отношение к действительности, а практически императивно диктуется нынешним российским валютным законодательством.

Голос за кадром: «Штирлиц еще не знал, что в России очень небанальное валютное регулирование». И что Россия считает своими валютными резидентами своих  граждан, которые налоговыми резидентами давным-давно не являются, и вообще не подозревают, что матушка-Россия хочет продолжать диктовать им, как жить и что делать.

Однако недавно в темном тоннеле – вроде бы – забрезжил свет: сначала был подан законопроект о либерализации валютного регулирования в Российской Федерации, затем в ряде СМИ появилась информация со ссылкой на различные анонимные источники в министерстве финансов о том, что валютное резидентство будет де-факто приведено к общему знаменателю с налоговым. Сентябрьский законопроект на первый взгляд освобождает от обязанности отчитываться о зарубежных счетах тех, кто находится в России меньше трех месяцев в году. А ноябрьский «слив» рассматривается прессой, как освобождение от статуса валютных резидентов страны тех, кто находится в России менее полугода в год.

Почему вообще возникла необходимость говорить о либерализации валютного регулирования? Дело в том, что перед российскими гражданами, проводящими более полугода в год за рубежом, и не являющимися ввиду этого налоговыми резидентами России, встала дилемма – либо вообще не посещать РФ, либо, не являясь налоговыми резидентами РФ, подчинить себя российскому валютному регулированию, которое гораздо жестче, чем налоговое законодательство.

Краткий экскурс в историю покажет, что если до 2012-го года валютное регулирование не распространялось на граждан РФ, постоянно и легально проживающих за рубежом, то после 2012-го года формулировка изменилась, и под него стали подпадать практически все физические лица, являющиеся гражданами РФ. Если раньше вопрос валютного контроля был очень четко привязан к фактическому проживанию гражданина на территории РФ, то закон 2012-го года привязал его к гражданству РФ. Теперь валютными резидентами стали все граждане РФ, кроме постоянно и законно проживающих в иностранном государстве не менее одного года. Принятое толкование этой нормы таково: если в календарный – он же налоговый – год человек хотя бы на мгновенье ступил ногой на территорию России, то в этом году он является валютным резидентом РФ.

В чем здесь проблема? В том, что закон о валютном контроле позволяет тем, на кого он распространяется, совершать на своих зарубежных счетах очень ограниченное количество операций, сделок и транзакций. Подробности читайте в статье адвокатов Андрея Гольцблата и Артема Торопова «Валютный риск соотечественника».

Таким образом, сложилась совершенно алогичная ситуация. Десятки тысяч израильских граждан, постоянно проживающих в Израиле уже десять или двадцать лет, обладают еще и российским гражданством. Многие из них периодически ездят в Россию, но с обывательской точки зрения для них поездка в Россию мало чем отличается от, скажем, поездки в Англию: в обе страны они едут туристами, просто в России они будут «туристами с гражданством». Но краткая поездка в Россию превратит их – совершенно без их ведома – в российских валютных резидентов по крайней мере на год, со всеми вытекающими из этого обязанностями (по декларированию зарубежных – для России, а для них как раз местных – израильских счетов), запретами (по совершению на этих счетах операций) и санкциями (вплоть до полной конфискации не только прибыли, но всех средств).

Как мы показали в самом начале, у нашего израильтянина с российским гражданством, продающим свою израильскую квартиру, не остается иного фактического выбора, кроме как принять деньги на своей израильский счет. Однако учитывая, что в список разрешенных операций прием денег от продажи недвижимости на зарубежный (зарубежный для России, и самый что ни на есть местный для этого израильтянина) валютный счет не входит, за визит в Россию в год продажи квартиры ему грозит санкция … в размере полной стоимости его квартиры.

Мне не представляется особо логичным, что обладатель законного, задекларированного зарубежного валютного счета доходы от определенных операций получать может, а от других – нет. И мне видится совершенно абсурдной ситуация, при которой на счет с миллионом долларов поступает два доллара, «наваренных» на этом миллионе из «незаконного» источника дохода, и это ничтожное поступление становится основанием для конфискации всего «миллиона плюс два» долларов.

Возникает вопрос – закон написан в таком виде потому, что его авторы не понимали последствий, или, наоборот, потому что они понимали слишком хорошо и сами последствия, и то, что другие их скорее всего не поймут?

Поэтому смягчение валютного регулирования представляется ожидаемым: текущая ситуация била не только по туризму, но и по здравому смыслу, и делала реальной угрозу отказа от российского гражданства десятков, а то и сотен тысяч людей по всему миру. Пресса считает, что нововведения обеспечат возможность пребывать на территории России до полугода в год без того, чтобы попасть в прокрустово ложе Закона о валютном регулировании. Вопрос, на самом ли деле все так замечательно?

Есть несколько моментов, которые заставляют меня усомниться в этом.

Первый из них заключается в обтекаемости определения. Неверно думать, что валютным резидентом является только тот, кто провел в России больше полугода. На самом деле, Закон освобождает от своего распространения только тех, кто провел более года не просто за рубежом, а в одном государстве (и только на законных основаниях). Если проводить параллель со статусом налогового резидента, то зерно истины в этом, безусловно, есть: любое государство, включая Израиль, борется против «налогового туризма». Поэтому если израильский гражданин провел дома пять месяцев, а остальное время поделил на туристические поездки в Европу, Африку и Азию, Израиль не освободит своего гражданина-путешественника от статуса налогового резидента. Но в России статус налогового резидента пока определяется не по принятому в мире критерию «центра жизненных интересов» (при котором номинальный критерий 183-ех дней пребывания в календарный год создает только презумпцию статуса налогового резидента), а по чисто номинальному критерию этих самых 183-ех дней. Поэтому непонятно, с какой радости статус резидента валютного должен устанавливаться иначе. А главное – как граждане должны понять эту разницу. Но вывод из сухого текста нового законопроекта однозначен – чтобы не подавать в России отчетность о зарубежных счетах нужно не только долго отсутствовать в России, но и год жить в какой-то другой стране.

Не совсем понятно и то, как будет толковаться этот год – то есть когда российский гражданин получит освобождение от валютного регулирования: когда он уедет из России в другую страну, и проведет в России меньше полугода в календарный год, или только после того, как он наберет полный год проживания в этой другой стране.

Еще один пикантный момент заключается в том, что по новому законопроекту продавец может принять платеж за продажу зарубежной недвижимости на свой зарубежный счет, но только при условии (помимо множества прочих условий), что покупатель … не является валютным резидентом России. И как это проверить? И кто виноват, если покупатель думал, что он не валютный резидент, а Минфин думает иначе? В общем, даже после введения послаблений русским квартиры лучше не продавать …

Последнее, и самое важное, обстоятельство заключается в том, что облегченный текст закона о валютном регулировании должен вступить в силу лишь 1 января … 2018-го года. Очень может статься, что годовая отсрочка неслучайна, и что она является хитрой ловушкой. Люди, не посещавшие Россию длительный период времени именно из-за валютного регулирования, услышав о либерализации, устремятся в гости уже в 2017-ом году, не обратив внимания на такое незначительное обстоятельство, как дата вступления закона в действие. Действительно, ну кто из неспециалистов обращает внимание на такие мелочи?! Единицы. Таким образом, есть риск, что люди, посетивший Россию в 2017-ом году, то есть до вступления закона в силу, станут нарушителями валютного законодательства, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Хотим также обратить ваше внимание, что к бочке меда все-таки прилагается маленькая ложка дегтя. Сегодня валютными резидентами считаются только те граждане России, которые посетили ее хотя бы на день в календарный – он же налоговый – год. А по новой редакции налоговыми резидентами будут все без исключения российские граждане. Правда, вместе с расширением определения валютного резидента новые законопроекты предлагают освободить многих (несмотря на то, что они являются валютными резидентами) и от отчета о зарубежных счетах, и от ограничений, на эти счета распространяющихся. Но можете ли вы быть уверенными, что не произойдет следующего – ужесточение (распространение валютного резидентства на всех граждан России, даже ее вообще не посещающих) останется, а вот смягчение (освобождение от отчетности и от запретов) потеряется на длинном пути от законопроекта до закона?

Уже много лет российскую Думу называют за ее чудеса законотворчества «взбесившимся принтером». Новые законопроекты Закона о валютном регулировании создают двойственное впечатление: или кто-то решил этот взбесившийся принтер починить, или, наоборот, под видом его ремонта подложить российским гражданам, еще не репатриировавшим все свои активы обратно на Родину-Мать, бомбу замедленного действия.

© Адвокат Эли Гервиц